четверг, 11 мая 2017 г.

"Black" (2005). Рецензия

Фильм индийского мастера Санджая Лила Бхансали, 2005 года выпуска, с оригинальным названием «Black» – безусловный киношедевр в жанре гламурной и социальной чернухи.

Но вот очень доставляет абсолютная некорректность перевода названия фильма на русский язык. Везде пишут «Тьма» или «Последняя надежда». Причем тут многозначительное «Последняя надежда» при переводе одного простого слова «Black»? Тогда уж «Последний путь» уместнее, все-таки фильм скорее о смерти, чем о полноценной жизни.  Вот «ЧЕРНУХА» – самое то.  Ведь С-Л Бхансали - известный мастер весьма символических цветовых решений в своих кинокартинах. Да и вообще в Индии к цветовым нюансам относятся весьма щепетильно, это красочная и живописная культура.  Black ну никак не правомочно переводить как Тьму. Тьма, которая противопоставляется свету, и которая наступает после захода солнца и рассеивается перед рассветом – это на английском Dark or Darkness. И эта тьма по индийским понятиям никак не просто черная. Она иссиня черная, как космос и как ночное небо. Точно также интерпретируют все образы индуистских божеств, которых называют на индийских наречиях «темными», и по-традиции изображают имеющими тела синего цвета. А черный, или блэк – это цвет сажи, чернил или дегтя, популярный в Индии только у иностранцев, типа мусульман, иудеев или туристов из христианских стран.

Не случайно же вся кинолента выполнена в мрачноватой черно-белой гамме, т.е в традиционных цветах траура. Черный - траурный цвет в западной культуре, белый - в странах Азии. Белого цвета очень много в декорациях, больничные покои, одежда, мебель в особняке родителей Мишель. Все это очень не характерно для остальных картин Бхансали. Например, в той же «Возлюбленной», снятой по мотивам достоевщины, Бхансали тоже эффектно экспериментировал с цветом после своих предыдущих кинокартин, цветовая гамма была сумеречная, все действие происходило в темноте при фонарях, во время дождливых белых ночей, но в кадре ооочень много синего, и буддийские граффити с лотосами на стенах зданий, и много мусульманских узоров в декоре. Black же - почти полностью лишенная ясного неба картина, совершенно не индийская по сути, это очевидная 100% адаптация и стилизация на т.н. западный манер.

Ни для кого не секрет, что на Западе различная чернуха уже давно в почете, это даже набивший многим эстетам оскомину мейнстрим. Рецепт международного успеха банальный: добавить в кину побольше чернушки на злободневную социальную тему –  и награды международных кинофестивалей обеспечены, причем  в категориях «арт-хаус» и «социальное кино». Вот и Бхансали легко добился признания с этой своей эстетизированной до совершенства «Чернухой». Причем легко добился не только запланированного международного признания, но и внутрииндийского. Это же было относительное «новье» - по нетрадиционно узкому по индийским меркам шаблону и жанру, и  явная «экзотика» по местным понятиям, но коньюктурная, актуальная и прекрасно исполненная в художественном и актерском плане. Музыка тоже вся за кадром, в основном, стилизации именно западной классики, в отличие от всех остальных работ Бхансали.  Ну и по содержанию тоже – специфическая обработка черно-белого американского фильма «Сотворившая чудо» об американской же героине Хелен Келлер.

Бхансали, конечно, как гениальный мастер превзошел и уделал этот оригинальный сюжет и его многочисленные изводы, тема-то хоть пафосная, но избитая вполне. Почти в каждой стране есть кино и тв фильмы на схожую проблематику, про людей с ограниченными возможностями и героическую и кропотливую соцработу с ними. Для их пусть объективно ограниченной, но само-реализации. Но Бхансали, как обычно, мастерски и художественно усугубил и утрировал сюжет так образно, что на выходе получился действительно одноименный киношедевр в жанре «Чернухи». Но, само собой, индийский классик кинематографии наваял на киноэкране не просто глубокомысленный черный квадрат, типа Малевича (фуй на этот пошлый гимн авангардного примитивизма), а изысканную классическую черную драму.    

Чтобы понять всю глубину чорного юмора маэстро Бхансали в этой чорной драме, достаточно обратить внимание на одну существенную деталь: Мишель, после многолетнего обучения в Университете и хронических провалов на экзаменах, добивается все же «своего» и становится никем иным, а магистром ИСКУССТВ!  Вникните, пишущие с неумеренным пафосом об этой фильме, в этот чорный абсурд:  слепое, глухое и немое существо женского пола, не способное в принципе воспринимать непосредственно ни музыку, ни живопись, познавшее весь окружающий мир исключительно через набранные азбукой Брайля спец книги и ведомое за ручку посвятившим ей всю свою жизнь учителем - успешно социализировалось в современном обществе в качестве дипломированного специалиста по искусству.

Какая дьявольская насмешка над миллионами нищих и малоимущих индийских детей, ограниченных в возможностях не только обучения в школах, но и доступа к еде, несмотря на их в общем-то физическую и психическую полноценность! Но Мишель ведь из аристократической богатой семьи, мама у нее вообще европейской наружности, типа из останков т.н. колониальной элиты, до сих пор живущей в уютных викторианских особнячках на горном курорте в бывшей столице Бритиш Радж Шимле. Такие, наверное, могут прогнуть весь мир для своего больного чада, и спец учителей нанимать, и спец школы с Университетами строить, где они смогут работать учителями бедных детей, с такими же пороками развития, вдохновлять их своих примером, приносить пользу обществу, и все такое. Поэтому и чернуха тут несколько гламурная, а не типично выживальщицкая. На уровне развитого и сытого западного общества основная мораль выводится.

Хотя, конечно, в фильме все вокруг страдают перманентно. Не только Мишель, ставшая жертвой своей тяжелой детской болезни, но и вся ее семья. Например, жутко смотреть, как оказалась травмирована в результате этой семейной трагедии ее родная сестра, лишенная полноценной родительской любви в результате постоянной откачки внимания на чюдовищно ограниченную Мишель. Бедная сестра Мишель с самого детства постоянно сталкивается с агрессией завидующей всем ее возможностям сестры-инвалида, и, в свою очередь, горько ревнует своих родителей к Мишель. Родители, несущие свой тяжкий крест, до появления старика Баччана в роли волшебника вынужденные скрепя сердце терпеть дикие выходки этого маленького слепоглухонемого животного.  Сам учитель, сначала гордый ее и своими успехами, но в итоге полностью опустошенный непомерной претензией его половозрелой уже ученицы: учить ее дальше и как женщину, чтобы и у нее все было как у сестры и других людей для «полноты бытия». Бхансали не был бы индийцем, если бы пикантно и в пределах цензуры не замутил бы в историю "сотворенного чуда" знаменитой американки из плантаторской семьи Хелен Келлер типичную для индийских кин гендерную и несчастную любовную проблематику. Что вполне логично, кстати, для описания вопросов целеустремленной слепоглухонемой девицы, способной постигать окружающий мир только пальцами через книги с объемными знаками, но в принципе обладающей не совсем, может, неполноценным  физическим телом и развитыми тактильными ощущениями, да еще и находящейся под опекой учителя противоположного пола… 

Конечно, смотрятся на киноэкране очень пафосно сцены, когда все окружающие в колледже и семье стоят и торжественно аплодируют не сломленной почти врожденной болезнью, а "жизнеутверждающе" преодолевающей свои ограничения несчастной калеки (хоть и с такими затратами и с колоссальной помощью других). Гордятся достижениями учения и разума в борьбе с пороками ее развития, пишут ей страницы и книги, чтобы она хоть что-то могла воспринимать в этом мире адекватно. Все это умиляет до слез и преподается кинозрителям в лучших гуманистических идеалах.

Я тоже всплакнула в эпилоге – бедный дряхлый учитель, старик Баччан, благодаря болезни Альцгеймера забывший всю свою жизнь как страшный сон, стоит почти на пороге смерти, его приковали к постели, чтоб не брыкался уже,  и тут наконец является «добившаяся своего», "образованная и свободная"  героиня в исполнении зеленоглазки Рани Мукхерджи. Теперь она будет его «учить жить» до самой смерти. Они теперь практически равны. В своих ограниченных возможностях. Хоть он от нее, как от женщины, сбежал после вынужденного первого поцелуя много лет назад. Несмотря на весь свой алкоголизм и хард-кор в методах ее обучения, и развитую отеческую опеку, так и не захотел с ней, как с полноценной женщиной, остаться. Видимо, счел такой шаг уж слишком противо-естественным...

Как и потом в эпизоде с символичным сумасшествием героя исторической мелодрамы "Баджирао Мастани" Баджирао в воде перед смертью, Бхансали и в эту чернуху вставил символичную водяную метафору: за окнами клиники происходит потоп со стенами дождя. Это ли та самая «последняя надежда, или все же мрак чернушный, беспросветный… 

P.S. следует упомянуть о затяжной "дискуссии", разразившейся по поводу этой рецензии на форуме "Индия ТВ". Разбор полетов изложен здесь. И здесь, и здесь, и здесь. Позже выяснилось, что форум Индия ТВ среди индо-киноманов уже давно считается синонимом неадекватных фанаток ШРК.  Стоит отметить, что одна неадекватная форумчанка утверждала, что фильм Бхансали "Блэк"  - не чернуха. Единственным аргументом ее бессмысленного по сути  критического анализа (и последующего говносрача) была констатация факта, что чернуха по определению - это социальное кино.Хотя любому здравомыслящему может быть сразу очевидно, что фильм  "Блэк" повествует о проблемах слепоглухонемой девушки-инвалида и ее социальной адаптации. Поэтому напрямую относится к к разряду социальных драм,  сфокусированных на различных социальных проблемах.... Фильм "Блэк" - чернуха самая настоящая и по жанру, и по одноименному названию. Только некоторым умопомраченным "переводчицам" из категории "ТП со связями" это может быть недоступно для адекватного понимания.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Майкл Мадана Камараджу \ Michael Madana Kamaraju (2008). Рецензия

Годное кино для тех, кто любит и способен адекватно врубаться в специфический концентрат буйного телужицкого комедийного безумия. Кино...