вторник, 11 июля 2017 г.

Бахубали / Baahubali (2017). Как в «Эпилоге» обманули и развели Шивагами

Посмотрев вторую часть франшизы Бахубали, многие отечественные зрители (видимо, не врубаясь в суть и образы интриги этой художественной и аллегорической киноэпопеи), упрекают королеву Шивагами (Рамья Кришнан), мол, как же она, такая мудрая и прирожденный политик и кшатрийка, так лоханулась, вдруг начав ошибаться в сущности своих сыновей, единоутробного и приемного. Ведь первый был очевидный злодей, нажитый ею от патологического мужа, с «гнилой натурой», а второй - Бахубали- просто святой, по всем классическим параметрам дхармических религий.

 Разберем развитие этой интриги, как она показана в киноэпопее. Ведь очевидно, что Королеве-матери Шивагами и ее приемному сыну –герою  Бахубали, эти два демонических злыдня (Биджлала Дэва и Бхаллала Дэва) поставили т.н. «двойную вилку». При таком раскладе потери неизбежны. Сторонам остается лишь выбрать, какую из двух фигур они предпочитают сохранить.
Шивагами торжественно при всем дворе пообещала своему сыну подарить ту невесту, которую он хочет. Причем она поклялась даже примерно так: « Если я не обеспечу своего кровного сына такой невестой – значит, я ПЛОХАЯ МАТЬ».  Что может быть хуже для бывшей раджкумари, которая стояла далеко от трона и добилась абсолютной власти именно реализуясь в статусе королевы-Матери, чем  признание себя самое как не реализовавшейся в качестве хорошей матери? Причем, выкормившей  и воспитавшей двух потенциальных наследников  - законного, Бахубали, своего как бы усыновленного племянника, и своего отпрыска, получившего право претендовать на трон в результате дворцовой интриги и рокового стечения обстоятельств.

Именно из-за этой своей уязвимости она никак не могла принять брак Бахубали и Девасены. Ее гнев был мотивирован не столько оскорбительным отказом при всем дворе ее любимца Бахубали повиноваться ее приказам, как всегда раньше. Конечно, она сразу же вспылила от дерзости Девасены, посмевший отклонить ее союз и подарки в письме, и сразу же объявила ей войну. Но, в принципе, легко готова была закрыть глаза на эту дерзость при ее приезде, сгладив конфликтную ситуацию всего одной фразой - мол, некоторая дерзость невестке Шивагами даже к лицу. Ведь они  обе по сути – очень похожие типажи. И не только внешне, кстати, а с искрами в глазах, и с похожими характерами. Не удивительно, что оба сына Шивагами так запали на Девасену. Да и у самой Шивагами ее будущая невестка никакого возражения не вызывала, скорее даже наоборот.
  
Но – главная интрига была в данных обетах.  Ни Шивагами, ни ее воспитанник Бахубали, не сочли возможным для себя отказаться от данных ими другим близким им людям обетов истинных кшатриев, чье Слово-ЗАКОН. Поэтому им пришлось отказаться друг от друга, в результате интриги их конкурентов-родственников, прирожденных злодеев, клеветников и паскуд.  
Поэтому она уже никак не могла погасить свой гнев, когда Девасена заявила ей, что это за королевство такое, где принцесса не может сама выбрать, за кого из двух братьев она хочет выйти замуж. Девасена, мало того что наступила, видимо, на больную мозоль Шивагами (ведь вряд ли она по любви выходила замуж за урода Биджлалу Дэва, скорее, ее также купили подарками, или выдали насильно, или обе сестры выходили по договоренности за двух братьев, итп) – то есть, не исключено, что Шивагами вообще не состоялась как возлюбленная или любящая женщина, а только как временная королева славного королевства, мать наследников и жена.  Но также Девасена заявила о несправедливости и нарушении одной из древней кшатрийской традиций  - праве царской дочери и ее отца выбирать себе мужа –победителя в состязании. Поэтому разъяренная Шивагами сразу же поставила Бахубали такую же «вилку» - выбирать между троном, или невестой, которая клятвенно обещана ею уже другому сыну наследнику в качестве утешительной компенсации. Когда же Бахубали выбрал не ее и ее царский подарок (трон), а свою любовь и свои обеты защищать «нахалку» и гордячку Девасену, все ее устремления и желания были повержены постигшим ее разочарованием и душевной травмой.
          
Достаточно вспомнить сцену, когда Бахубали, делая выбор между обязательствами защищать мать или доверившуюся ему Девасену, вспоминает наставления его матери Шивагами -  если кшатрий видит явную несправедливость, то он может выступить и против бога. К слову, богов в Индии много, и многие демоны также любят принимать их облик, вводя смертных в заблуждение. Поэтому и Бахубали говорит матери об ее ошибке, и повторяет позднее на суде, освобождая свою беременную на последнем месяце жену от оков, и верша правосудие своим мечом – типа, «мой меч (а также руки и чистое сердце) не ошибаются, в отличие от вашего ангажированного суда, матушка».

Шивагами, терзаясь типичной материнской ревностью и депрессией от потери любимого сына, подрыва ее власти и авторитета в качестве матери (плюс климакс с приливами, и усталость от многолетней ноши правления итд), а также своим недовольством и сомнениями в своей правоте (ведь ей тоже было очевидно, что на трон она возвела недостойного, народное недовольство тоже зрело, и с этих пор над королевством нависла угроза восстании и заговоров, а позже и древнего проклятья – так как ритуал больше не исполнялся), и лишившись опоры Бахубали, почти полностью стала объектом манипуляций ее семьи, сына и мужа.  Она полностью изменилась в своих оценках и выборах, именно на это рассчитывали  эти гнусные интриганы, говоря, что они заставят солнце восходить на Западе, а Шивагами - перемениться. Мудрая и сильная королева, которая все 25 лет старалась исходить в своих в решениях лишь в интересах благосостояния королевства, стала жертвой не только примитивной манипуляции и интриги, но и своих примитивных материнских инстинктов, а также неспособности стать выше ее эгоистичных, кровных и статусных, амбиций, которые умело разогревали ее реальные противники, предательски подставившие, потом и убившие ее муж и сын. Но у нее уже не оставалось другого выбора в этом омраченном состоянии, как полностью принять за «свой долг» «спасение» королевства и остатков ее «родной семьи» от якобы предавшего ее ради новой семьи Бахубали.

Бахубали же, святая невинность, воспринял свою отставку (и изгнание, и потом, предательство и убийство) намного спокойнее, по-мужски утешая Девасену, мол, мать простит сразу же, как только мы подарим ей наследника. Это, кстати, и произошло. Как только королева-мать Шивагами увидела Девасену с очередным младенцем-Бахубали, и осознала со слов Каттапы свои ошибки (в т.ч. что Бахубали даже на смертном одре думал только о ее защите, а не о другой женщине и своем ребенке), пелена с ее глаз пала, и она моментально перешла в статус «бабушки младенца», и готова была отдать свою жизнь как плату за смерть Бахубали и спасение Бахубали-2. Каттапа так и говорит Махиндре: «Ты - плод самоотверженной любви своей бабушки» (которая умерла не при родах его отца, как его кровная бабушка, а при его спасении и передаче из последних сил на кормление и воспитание в другую семью). В общем, не такое уж это и поверхностное кино в плане архетипов и символических образов, хотя, многим иностранцам финтифлюшки и цацки, как говорится, застилают глаза, и они цепляются к мелким, по их невежественнному мнению, нестыковкам, в т.ч. психологического плана.             
Впрочем, по ходу просмотра второй части у меня возникло недоумение, мол, а почему Бахубали с Девасеной на сносях, после конфликта с Шивагами и изгнания из дворца, не свалили во дворец к Девасене. Ведь по логике «битвы за царство» и сохранения семьи это было бы проще простого. Ведь Девасена, получается, бросила свое королевство, оставив его насовсем, а оно и так было незащищенное, так, царский грот с садом у стоп Кришны-Балы. А так бы могли без проблем родить еще парочку сыновей и дочерей, если бы вернулись счастливо царствовать в ее родные пенаты, подальше от всех этих заморочек с ущербными. Ведь Бахубали бы справился бы в обороне с любой интригой Бхаллала Девы, с его-то военными и стратегическими талантами...

Но в индийском киноэпосе положено истинным героям и царским сынам предаваться аскезе, достигнув уже всех земных благ. Назвали бы главного героя не Бахубали, с намеком на святого аскета джайнов, а Гаутамой или Ашокой — все равно кто-то бы отправился к реке медитировать и жить у стен дворца среди гусей и простого народа, а те бы его обожали, носили бы ему еду и питье, с пожеланиями долгой жизни. Таков культурный стандарт. И не такая логика, как у совсем дикарей и варваров, например, живущих одной жизнью или поколением. Хотя да, тактически кажется непривычной странностью. А для индусов — культурная норма…. Так что и тут нет логической или психологической «неувязочки» для индийской публики.

Так что, Шивагами - не дура и не глупая королева Ее же обманули т.н. «свои». Ну муж, понятно, урод, но он же тоже приближенный. Ну и потом, там же расклад был весь кто кшатрий, благородный лыцарь чести и слова и мудрый правитель, заботящийся о своих подданных. А сынулю она все хотела подарками задобрить во второй части, он же был обидемшись за проигрыш в состязании на царство, и вообще кровиночка, объетая и разведенная старшим наследником Бахубали на материнское молоко и любовь. Вот она и пообещала своему утробному сыну невесту, в качестве компенсации в т.ч..

А дальше уже нашла коса на камень. Анушка — тоже королевна, и тоже с властным характером, вообще воин. Они вообще похожи типажами, тут и ревность материнская неосознанная сыграла роль. Бахубали — воспитанник и племянник Шивагами- тоже человек слова, наобещал уже Анушке жениться только на ней, а также кормить и защищать (без соизволения старшей раджкумари и махарани-матери — это же основная интрига всех индийских кин). И так слово за слово закрутили всю эту подковерную интригу униженные и оскорбленные «свояки», мадридский двор с датским королевством могут отдыхать.
Бахубали выбрал любовь и честь своего данного слова, отказался от трона. Но Шивагами уже, видимо, устала, климакс, все такое, тут еще эта подколодная — муж ее подначивал, вот и ослеплена была в гневе. Не зря же она так глаза округляла, когда выдавала свои приказы, которые ее Слово и ЕЕ Слово — ЗАКОН. В т.ч. была в гневе и разочаровании, что ее любимчик Бахубали так легко отказался от ее дара — трона из-за какой-то своенравной принцессы. И считала в депрессии, что вообще уже Бахубали отдалился от нее, променял ее и царство на свою новую семью, и сама его выгнала под науськиванием реальных предателей. Ну а потом же уже и вовсе пошли провокации, с фальсификацией обвинения Бахубали в заговоре и угрозы семьи и королевства. Из-за подлости и предательства близкого окружения (сынулю же она своего любила тоже, но он в папу-урода пошел, хоть и не физического урода, а морального) она и допустила под старость такие ошибки в плане проницательности. За що и поплатилась и она, и многие другие. Но у Бахубали-2, кстати, все равно получилось счастливое детство. Он был первым в своей деревне — мечта любого Цезаря.  И вообще не парился насчет к-л трагедий и страданий — пока «нечаянно» не начал гоняться за масками и Авантикой.


Но Шивагами не показана в фильме дурой ну никак. Она просто типа благородная и рождена и воспитана с высокими и честными принципами среды кшатриев, как и Бахубали, и Анушка, и даже тот же Каттапа. Поэтому у приближенных выродков. маньяков и злодеев оказывается преимущество — они же такими достоинствами в натуре не обладают, поэтому способны на большее в плане разных гнусностей и хитростей — от которых праведные и благородные обычно отказываются, сознательно в т.ч.. В общем, типичный расклад. И схемы уродские типичные, и облико-морале высших каст, красавцев и героев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Майкл Мадана Камараджу \ Michael Madana Kamaraju (2008). Рецензия

Годное кино для тех, кто любит и способен адекватно врубаться в специфический концентрат буйного телужицкого комедийного безумия. Кино...